Привлечение мигрантов позволяет выживать

В понедельник правительство России приняло решение обнулить на 2009 год долю иностранных работников, используемых хозяйствующими субъектами в сфере розничной торговли, и в очередной раз ограничило квоту на работающих в России мигрантов. О том, к чему это приведет, в интервью BFM.ru рассказала руководитель центра «Миграция и закон» Гавхар Джураева.

— Миграционные потоки между рядом азиатских государств, между Таджикистаном и Россией, между Киргизией и Россией урегулированы на законодательном уровне. С чем это связано? Означает ли это, что азиатские страны подталкивают своих граждан к выезду?

— Честно говоря, я не знаю, насколько в действительности урегулированы миграционные потоки. Поток нелегальных мигрантов остается довольно высоким. По нашим данным, от 70 до 90% российских работодателей используют нелегальных мигрантов из Киргизии, Таджикистана, Молдовы, Узбекистана в качестве дешевой рабочей силы.

Насколько я знаю, речь идет о попытке проработать нормы, которые могли бы обеспечить цивилизованный въезд выходцев из Средней Азии в Россию и исключить стихийные потоки нелегальных мигрантов. Работодатели могут обращаться в профсоюзные организации Таджикистана, к примеру, с запросом о необходимом количестве новых сотрудников для работы. Зачастую мигранты едут не зная куда, не имея подтверждения от потенциального работодателя о месте, о размере заработной платы и другого. Сейчас нам нужно налаживать и развивать программы цивилизованных «мостиков» для мигрантов.

Существует расхожее мнение, что выходцы из стран Средней Азии — это, в основном, неквалифицированные специалисты, без образования. Это не так: уезжают и врачи, и учителя. Так «Уральский дом» помогает найти им работу, в том числе и соответствующую их уровню образования.

А что касается Таджикистана, насколько мне известно, в этой стране недовольны тем, что ее граждане уезжают. После продолжительной гражданской войны это страна впала в затяжной экономический кризис. 90% территории республики занимают горы, где там развивать инфраструктуру?! Вот и получается, что рабочая сила, покидающая страну, лишь оголяет ее экономику. Поверьте, это не вызывает восторга у правительства Таджикистана.

— В условиях кризиса работу теряют и россияне. А потому массовый поток мигрантов может способствовать всплеску ксенофобии. Как смотрят на эту проблему в общественных организациях, защищающих права иностранных мигрантов?

— Работы в России хватит всем! Мигранты не занимают места россиян. Граждане России, безусловно, должны иметь приоритетное право на трудоустройство. Другое дело, что сейчас многие российские работодатели предпочитают иметь дело с дешевой рабочей силой, коей являются мигранты. Представьте себе завод, у которого нет средств на собственное переоснащение, на выплату высокой заработной платы. В таких условиях работодатель будет думать о том, как ему избежать полной остановки производства и банкротства.

Общественное движение «Молодая гвардия» проводит митинги под лозунгами «Наши деньги — нашим людям!» и тут же раздает памятки-листовки для мигрантов с правилами легализации. Мы сейчас находимся на пороге создания той миграционной политики, которая выстрадана годами. В России законодательство в области миграционной политики «дергается», оно несовершенно, нет единой выдержанной линии, что приводит к всплескам ксенофобии.

— Вы отметили, что в условиях кризиса российские работодатели предпочитают дешевую рабочую силу. Насколько работодателю дешевле обходится мигрант по сравнению с россиянином?

— Дело не в размере заработной платы. К примеру, с нелегальными мигрантами заключаются трудовые договоры, в которых оговаривается размер заработной платы 6—8 тыс. рублей, но при этом устно обещают платить в месяц 25 тысяч. А потом платят ту сумму, которая прописана в договоре, и про устное обещание не вспоминают. А если мигрант начинает возражать, то работодатель вызывает милицию и отправляет домой, не заплатив ни копейки. А все заработанные мигрантом деньги кладет к себе в карман. Такое же может случится и с россиянином, но он способен отстаивать свои права, а мигрант — нет.

Я считаю, что в условиях кризиса, чтобы избегать подобных случаев, работодатель должен иметь налоговые льготы при найме своих соотечественников. Но также должен существовать и механизм наказания за наем нелегального мигранта. Работодатель должен чувствовать моральный гнет. Это должно сократить количество нелегальных бесправных мигрантов. А пока что, увы, за несовершенное трудовое законодательство в области миграционной политики наказывают мигранта. А если мигрант будет трудоустроен официально, он не будет чувствовать себя раздавленным и растоптанным, каким в большинстве случаев чувствует себя сейчас.

— Из каких стран в основном сейчас едут в Россию?

— Сейчас по-прежнему в Россию едут из Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. Причем узбекские мигранты являются лидерами по притоку в Россию. В некоторых регионах приезжих граждан Узбекистана вдвое больше, чем из Таджикистана и Киргизии вместе взятых.

— Какая сейчас экономическая обстановка в этих странах?

— Мигранты едут туда, где лучше. Россияне уезжают в Европу. Выходцы из Азии — в Россию. В Узбекистане, по впечатлениям тех, кто там побывал, все не так уж и плохо. Это спокойная страна, и многие едут оттуда ради возможности большего заработка. Высокий приток из этой страны обусловлен и большой численность населения: в 2007 году, по официальным данным, в Узбекистане проживало около 27 млн. человек.

Таджикистан, повторюсь, по-прежнему переживает последствия масштабного кризиса после пережитой гражданской войны; все это усугубилось мировым финансовым кризисом. Из этой страны в Россию приезжает стабильно около 500 тысяч человек в год. Это не такой большой показатель.

Приток из Киргизии обусловлен тем, что в нашей стране жителям Киргизии можно получить российское гражданство по упрощенной схеме. При дальнейшем развитии кризиса приток мигрантов из этих стран будет только увеличиваться.

— Мигранты в России по-прежнему в основной своей массе бесправны. Что сейчас предпринимается для того, чтобы исправить ситуацию?

— В соответствии с поправками в миграционное законодательство, введенными в январе 2007 года, в России работодателю уже не надо получать разрешение на привлечение иностранцев, они оформляют разрешение на работу самостоятельно. При этом была введена квота для стран с безвизовым въездом. Но ограничительно-запретительные нормы, как уже доказано практикой, только увеличивают количество коррупционных схем.

Сейчас Россия вновь уменьшает квоты на рабочих-мигрантов. Они уже сокращены почти наполовину. Это лишь усугубит ситуацию и увеличит количество нелегальных мигрантов, бесправно работающих в России. Я думаю, что проблемы мигрантов должны обсуждаться на круглых столах и общественных советах при профильных ведомствах.

— Как вы работаете с мигрантами? Насколько вам легко отстаивать их права?

— Наша организация оказывает юридическую помощь трудовым мигрантам бесплатно. Это наша принципиальная позиция. И в 90-е годы у нас не было средств на открытие офиса. Наш центр располагался в квартире, и жильцы из соседних квартир постоянно обращались с жалобами в правоохранительные органы, что к нам ходит много азиатов. Переехать в офис удалось только в 2002 году, нашли средства. В 90-е к нам обращались молдоване, таджики, белорусы и украинцы. Сейчас жалобы от мигрантов-славян — украинцев, белорусов — исчезли совсем. Грузины и армяне практически совсем не обращаются. В основном, сейчас к нам приходят за защитой молдоване, киргизы и таджики. От последних, кстати, больше всего жалоб поступает — видимо, потому что они старожилы в системе российской миграции и знают о существования подобных центров.

Мы фиксируем до 700 обращений в месяц и до 7 тысяч обращений в год. Мигранты жалуются на притеснения со стороны органов МВД, работодателей, националистических движений (на скинхедов). К слову сказать, за последние несколько месяцев мы констатировали увеличение потока жалоб на работодателей. В основном, мигранты жалуются на невыплату заработной платы. Нарушают российское трудовое законодательство клининговые компании (нанимающие на работу уборщиков, мойщиков окон), химчистки. Как и раньше, не на последнем месте в списке правонарушителей — строительные компании. Схема совершения правонарушения по-прежнему такова: нанимают бригады по 30 мигрантов без официального оформления. Пока работы идут, работодатель обещает выплатить заработную плату, но затем, когда объект сдается, то людей выкидывают на улицу без выплаты заработной платы. При рассмотрении подобных дел российские судьи, как это ни странно, занимают сторону работодателя. Тем не менее за прошлый год нам удалось отсудить у работодателей около 6 млн рублей. Все они были выплачены мигрантам.

— В СМИ сейчас появляются сообщения о том, что увеличилось количество преступлений, совершенных мигрантами.

—Да, мы тоже констатируем увеличение правонарушений со стороны мигрантов. Увеличилось количество мелких краж мобильных телефонов, к примеру. Преступления работодателей в отношении мигрантов всегда способствуют всплеску преступлений мигрантов. Российские компании загоняют их в угол, оставляя их без обещанных средств. Мигранты вынуждены искать средства к существованию. СМИ, как правило, всегда раздувают негативный фон вокруг иностранных мигрантов в России.

— Сегодня правительство в очередной раз ограничило квоту на иностранную рабочую силу и запретило иностранцам работать в розничной торговле в 2009 году. Как вы к этому относитесь?

— Политика сдерживания миграционных потоков никогда не приносит нужных результатов. Это приведет лишь к увеличению потока нелегальных мигрантов. К тому же, возможно, это решение невыгодно экономически для российских компаний. Как это ни парадоксально, в кризис привлечение к работе мигрантов позволяет компаниям выживать.

Яна Милюкова
BFM.ru
(печатается с сокращениями)
Просмотров: 3750