В Таразе (Казахстан) снижается количество трудовых мигрантов

Гузаль Мирзарахимова

В летнее время город Тараз, являющийся административным центром Джамбульской области, переживает наплыв гостей из дальнего и ближнего зарубежья. Многие из них когда-то сами были жителями этого города, а сегодня приезжают сюда, чтобы утолить ностальгию, навестить своих друзей и родственников.
Но среди приезжих есть люди, которые стремятся в южный регион Казахстана по иной причине - в поисках работы. Это, в основном, жители соседних республик - Кыргызстана и Узбекистана. Прибыв в Казахстан, они чаще всего устраиваются работать на рынках или на стройках.


Легальные и нелегальные

Большинство продавцов на Центральном рынке Тараза - приезжие: одеждой и предметами обихода торгуют киргизы, а сухофруктами и лепешками - неместные узбеки. В 2006 году они попали под Закон Казахстана «Об амнистии в связи с легализацией незаконных трудовых мигрантов». Получив миграционную карточку особого образца, приезжие узбеки и киргизы пользуются законным правом в течение трех лет трудиться на территории Республики Казахстан.

Саид приехал в Казахстан в 2006 году из узбекского города Намангана. На Центральном рынке Тараза он торгует лепешками. Саид рассказал, что в Узбекистане, где остались его жена и ребенок, он не может найти работу, тем более что у него нет образования. В Таразе он снимает жилье в частном секторе, неподалеку от рынка, и там же печет свои лепешки. В день зарабатывает по пятьсот-шестьсот тенге (около $6,5), этой суммы достаточно, чтобы оплатить аренду жилья и купить сырье для выпечки своего товара. Саид старается экономить, чтобы заработанные деньги привезти домой. Однако скоро срок легализации истечет, Саиду придется возвращаться на родину. Он пока не знает, чем будет зарабатывать на жизнь себе и своей семье.

- По закону все, кто прибыл в Казахстан из ближнего и дальнего зарубежья, должны пройти регистрацию, - рассказывает начальник Отдела контроля над миграцией Управления миграционной полиции департамента внутренних дел (ДВД) Джамбульской области Бахытжан Нурбаев. - При пересечении границы прибывшие в Казахстан получают миграционную карточку, в которой в обязательном порядке указывается цель приезда. Но нередко гости из соседних стран обманывают сотрудников миграционной полиции, указывая в карте ложную цель пребывания.

Нурбаев отметил, что, приехав по частным делам, они нелегально нанимаются на работу в строительные фирмы, на рынок и так далее. А по закону они сначала должны получить разрешение на трудоустройство в Управлении координации занятости и социальных программ акимата (администрации) Джамбульской области.

- Так, в текущем году за нарушения миграционного законодательства Республики Казахстан к административной ответственности было привлечено 2622 граждан Узбекистана, за пределы страны выдворено 533 мигранта, - сообщил чиновник. - Для выявления «нелегалов» проводятся плановые рейды, в ходе которых сотрудники миграционной полиции совместно с участковыми инспекторами проверяют лепешечные цеха, рынки или объекты строительства. Согласно статье 394 ч.1 «Нарушение иностранцем или лицом без гражданства правил пребывания в Республике Казахстан» Кодекса об административных нарушениях, незаконным трудовым мигрантам, имеющим при себе паспорта, делают предупреждение, а при повторном нарушении их выдворяют за пределы республики (ст.394 ч.2).

По словам Нурбаева, в прошлом году количество мигрантов из Узбекистана было больше, чем в нынешнем. Если в июле 2007 года органами внутренних дел Джамбульской области было зафиксировано 15028 граждан этой республики, то за семь месяцев текущего года зарегистрировался 12221 гражданин Республики Узбекистан. Из них по служебным делам прибыл 71 человек, по частным делам - 12103, по линии туризма - 47 человек.

Среди попрошаек немало мигрантов

«Чужаков» в толпе опознать несложно: они отличаются от местного населения одеждой, в которой присутствуют яркие элементы, или совершенно незнакомым говором. К примеру, язык мигрантов из Узбекистана заметно отличается от того, на котором разговаривают казахстанские узбеки.

Как правило, среди работающих на рынке или на стройке гастарбайтеров нет женщин, они выбирают для себя несколько иные занятия. К примеру, в самых разных уголках Тараза, преимущественно в людных местах, можно увидеть неместных женщин с детьми, которые сидят прямо на тротуаре и просят милостыню.

В июле 2008 года по указанию начальника ДВД Джамбульской области, генерала полиции Мейирхана Жаманбаева на территории Тараза впервые проводилось оперативно-профилактическое мероприятие «Попрошайничество». В работе по отлову бомжей и занимающихся попрошайничеством мигрантов из ближнего зарубежья были задействованы участковые инспекторы, сотрудники патрульно-постовых служб и приемника-распределителя - единственного в области учреждения подобного рода. Операцией «Попрошайничество» были охвачены места большого скопления людей - центральный рынок, базарчики в микрорайонах, перекрестки улиц. В результате, в приемник-распределитель ДВД Джамбульской области был доставлен пятьдесят один человек.

При установлении личностей задержанных выяснилось, что восемь из них являются гражданами Республики Узбекистан. Несколько выходцев из Самаркандской области занимались в Таразе попрошайничеством. Внимание стражей порядка привлекли четверо узбеков, которые просили милостыню на улицах города, сидя в инвалидной коляске. Двое из них после установления личностей были депортированы на родину, остальные в настоящий момент находятся в приемнике-распределителе. По словам начальника этого учреждения Амирбая Байтиева, все четверо узбекистанцев находились на территории Казахстана нелегально, и ни у одного из них не было при себе документов. Более того, выяснилось, что они симулировали свою инвалидность и являются вполне здоровыми людьми.

«В Казахстан больше не приеду!»

Что заставило этих людей покинуть свою Родину и заниматься попрошайничеством в чужой стране? Один из задержанных, шестидесятилетний житель Узбекистана по имени Мавлан, который под видом инвалида просил милостыню, поделился с корреспондентом информагентства «Фергана.Ру» своей историей.

- Я приехал в Казахстан два месяца назад. Знакомые сказали, что здесь хорошо. На старости лет хотелось посмотреть, как живут люди в этой стране, тем более что у меня здесь родственники. Сначала я просто гостил, а потом решил подзаработать немного денег на обратную дорогу. Сам я из Самаркандской области, жил в кишлаке, а работал в городе - на рынке тачку толкал. В день зарабатывал по четыре-пять тысяч сумов ($3,5). Конечно, для моего возраста это нелегкая работа. В последнее время стал быстро уставать, уже не могу целый день тачку с грузом толкать. Здесь, когда стал просить милостыню на базаре, в день у меня набиралось около трехсот-четырехсот тенге (почти $3,5). Когда полицейские меня задержали, я сказал, что не имею документов, и меня привезли сюда. Если дети узнают, в какую историю я попал, будут меня ругать. Да и мне самому будет очень стыдно перед ними. Говорили они мне: «не работай, сиди дома», - а я вот не послушался их. Теперь хочу только одного - вернуться домой, к детям и внукам. В Казахстан уже больше не приеду, - с досадой сказал Мавлан.

Его сосед по камере в приемнике-распределителе пробыл на территории Казахстана немного дольше. Год назад Гали приехал в Джамбульскую область в поисках работы. Устроился строителем и получал четыреста-пятьсот тенге (до $4) в день. Жил в съемной квартире, работал в течение восьми месяцев, пока строительство объекта не завершилось. Другой работодатель, узнав, что у гастарбайтера из Узбекистана нет документов, отказался брать его на работу. Тогда Гали приобрел инвалидную коляску и, приглядев себе место на центральном рынке, стал просить милостыню. Он сообщил, что в день «зарабатывал» по шестьсот-семьсот тенге - больше, чем ему платили на стройке.

Из родных у Гали есть только сестра в Ташкенте, которая понятия не имеет, где сейчас находится ее брат. Казахстанские полицейские сделали запрос в Узбекистан для подтверждения его личности, теперь необходимо дождаться ответа. По словам Амирбая Байтиева, обычно на такие процедуры уходит порядка тридцати-сорока дней. Когда подтверждение прибудет, Гали депортируют на родину.

Среди тех, кто доставляется в приемник-распределитель, - только мужчины. Начальник учреждения объяснил это тем, что условия не позволяют содержать здесь женщин с детьми.

Насиба

На одной из улиц, ведущих к Центральному рынку Тараза, сидела молодая женщина, на руках которой беспокойно спал ребенок. Устроившись прямо на земле, она просила милостыню. Прохожие, разжалобившись, клали деньги в детскую кепку, лежащую перед ней. Насиба рассказала, что приехала из Узбекистана совсем недавно. Муж работает в России, а она с детьми живет здесь у родственников.

- Я для детей прошу. Работать не могу, нет профессии. Буду так зарабатывать, пока не выгонят домой, в Узбекистан, - говорит Насиба.

Мигрантов становится меньше

Есть у казахского народа национальная черта - помогать соседу в трудной ситуации. Говорят, нуждающемуся человеку лучше предложить работу, чем дать денег. Но как быть, если в условиях экономических преобразований в стране сами казахстанцы все еще испытывают трудности с работой?

Немного утешает, что, судя по статистическим данным, которые предоставили в миграционной полиции, есть тенденция к снижению потока трудовых иммигрантов из Узбекистана. Похоже, жизнь в соседнем государстве понемногу налаживается, и, возможно, в ближайшем будущем у жителей Узбекистана не будет нужды ехать в Казахстан в поисках работы.

Источник: www.fergana.ru
Просмотров: 4022